Поколения полукружки: жильцы особенного дома о его прошлом и настоящем
Это дом-знаменитость, дом-история. Он вызывает интерес на протяжении всего существования. Мы узнали, почему сюда стремятся мальчишки Троещины, зачем Потап недавно провел тут целый день, и когда все жители дома дружно поднимались на крышу.

Тут получали квартиры медики и киношники, трамвайщики и заводские рабочие. Становились друзьями и кумовьями, отправляли детей в переполненную школу, по выходным гуляли в парке «Победа». Подраставшие дети жгли костры в лесочке за домом, бегали на танцы в «Ровесник» и рассекали зимой на катке, залитом дворником Васей. Уикенд расспросил нынешних и бывших жильцов полукружки, ведь и в Верховной Раде, и в солнечной Филадельфии вспоминают детство в этом дворе!
Факты про полукружку:
Экспериментальному дому в форме полукруга посвящена статья в Википедии.
Построен в 1975 году.
Протяженность — 540 метров, долгое время был самым длинным домом Киева.
В нем 12 этажей, 24 подъезда, 48 лифтов, 1152 квартиры.
Расположен сразу по двум адресам: ул. Андрея Малышко, 3 (16 подъездов) и Дарницкий бульвар, 7 (8 подъездов).
Нумерация обеих частей дома начинается не с краев, а с середины, от арки. По обе стороны висят указатели со стрелочками.
Здесь выносные лестничные клетки, они расположены в «трубах» вне здания. А одна из них обвита диким виноградом — очень красиво!
Форма дома отразилась на квартирах, комнаты имеют форму трапеции, в них есть острые и тупые углы.
Разные части дома относятся к разным ЖЭКам или кооперативам, поэтому у одних — блеск, чистота и цветочки, у других — запустение и мусор.
Здесь жил актер Сергей Иванов (Кузнечик из «В бой идут одни «старики»).
Иногда дом называют еще Китайской стеной или серпом. Жители не согласны и утверждают, что полукружка — это единственно правильное прозвище дома.
Фото Алекса Орлика
Лідія Семенівна прожила в полукружці 44 роки, виростила тут двох доньок і навіть знялася у кіно:
— Ми з чоловіком та донькою Ларисою мешкали у гуртожитку на Чоколовці. Я стала на чергу на отримання кооперативної квартири. Чекали десь півроку, тоді райвиконком запропонував нам однокімнатну квартиру на Борщагівці з внеском у чотири тисячі карбованців. Ми відмовилися, адже мали пропозицію на цю трикімнатну квартиру з таким самим першим внеском. Скільки було радості! Після тісняви гуртожитку квартира здавалася величезною. Вселилися 8 квітня 1975 року, тож живемо тут вже 44 роки.

У нас були відкладені гроші і на перший внесок за кооператив, і на меблі. Виплачували за житло приблизно по 50 карбованців на місяць 15 років — з 1975-го по 1990-й. Спочатку було страшно: я вже пішла в другий декрет, тож чоловік працював сам, отримував десь 350 карбованців. У квітні ми заселилися, а у червні народилася друга донька — Валя, одна з перших дітей, народжених в цьому будинку.

Будинок здавали посекційно, будівництво йшло від шістнадцятого під'їзду до першого. В під'їздах, які здавалися першими, вже мешкали люди. Наші п'ятий і шостий під'їзди входять до кооперативу «Урожай». Спочатку нас обслуговував ЖЕК, зараз ми відокремлені. Є свої електрик, сантехнік, голова правління. Комунальних проблем особливих не пам'ятаю. Це от тільки минулого літа як відключили гарячу воду в травні, так включили аж наприкінці літа.
У перших чотирьох під'їздах отримували житло працівники якогось заводу. Є в нашому будинку кооператив «Трамвайщик» — там селилися робітники трамвайних парків, транспортного управління. Далі в кількох під'їздах мешкають медики, потім — робітники культури. Як в нас кажуть — «кіношники». Тут жив Сергій Іванов, який зіграв Кузнєчика у фільмі «В бій ідуть лише «старі». Останні три під'їзди — це державні квартири. А з іншої сторони вже Дарницький бульвар, 7. Там вісім під'їздів, а в нас — шістнадцять. Ще одна незвичайність цього будинку — всі кімнати мають форму трапеції. На вході ширина 3,1 метри, в кінці — 2,7.

На нашому поверсі дві двокімнатні квартири та дві трикімнатні. Сусіди по поверху виявилися молодими, всі одразу подружилися. Зустрічалися, обговорювали між собою, хто що робитиме, де купувати матеріали та меблі. Зараз нікого з чоловіків-сусідів не залишилося, тільки ми, жінки-вдови. Діти в усіх повиростали.

Як заселилися, спали на матрацах на підлозі. Але мали холодильник та телевізор. Потрібно було терміново шукати меблі. Чоловік працював в транспортному відділі на Києві-товарному, вантажній станції центрального вокзалу. Ми дуже хотіли чехословацьку стінку «Кармен». А тоді в першу чергу могли купувати дефіцитні товари учасники війни, інші пільговики, тож в нас шансів не було.

Раптом чоловік зустрів знайомого — директора магазину, той покликав до себе, спитав, що нам треба. Так ми купили меблі, ще й килим на додаток. Румунську спальню «Драбета» знайшли на Сінному ринку. Інші меблі придбали в магазині на вулиці Будівельників. Обрали дуже гарний німецький м'який гарнітур. Кухню купували у Броварах.

У дворі добудовувався дитячий садочок, довелося допомогти з прибиранням. Проблем із місцями в дитсадку не було. Пізніше записала старшу доньку в 204 школу. Школа була перевантажена.
Поряд з будинком ніяких магазинів не було. Доводилося ходити за продуктами на ту сторону метро «Дарниця» або на ринок «Юність». З коляскою прогулювались по Малишка у кулінарію. Всюди ходили пішки. Потім на тому місці, де зараз совміновський будинок, побудували невеличкий магазинчик. Зате поряд знаходились велика автостоянка, і машини у дворах майже не стояли. На весь наш під'їзд було лише три автовласники.

Готель «Братислава» та «Дитячий світ» будували вже при нас. Дуже довго на місці «Дитячого світу» був котлован, аж поки таки розпочалося будівництво. На вихідних гуляли з дітьми в парку «Перемога». Тоді там не було такої краси, як зараз, коли його почистили та реконструювали. Взагалі мені завжди подобалося тут жити: з однієї сторони, метро поруч, з іншої — парк, тиша, зелень.

Пам'ятаю цікаву історію, коли тут знімали якесь кіно. Я гуляла у дворі з коляскою, мене запросили знятися в епізодах, ще й грошей за участь заплатили — сім карбованців, здається.
Вид на Детский мир
Вид во двор
Лариса, старшая дочь Лидии Семеновны, вспоминает костры за домом, переполненную школу и дискотеки в «Ровеснике»:
— Мне было почти пять лет, когда мы сюда переехали. Помню детский сад, потом школу. Детей было много, у нас как-то сразу сложилась компания, человек десять примерно одного возраста. Гоняли в сыщики-разбойники, прыгали в резинки. За домом был лес, мы с мальчишками разжигали там костры, жгли в них разный мусор. В парк сами не ходили, поход на аттракционы — это всегда было на выходных с родителями.

204 школа действительно была переполненной: помню, я пришла в 1-К класс, а были еще 1-Л и 1-М. И в каждом классе было по 30 человек! У младшей школы был отдельный корпус. В старшей школе учились уже в две смены, просто все не помещались. Было много детей с Лесного массива, некоторые мальчишки приезжали на учебу на лошадях. В 1986 году построили 258 школу, и я перешла туда в 9 класс.

В старших классах бегали на школьные дискотеки и в танцклуб «Ровесник» в парке. Ходил в кино в «Алмаз» и «Ленинград». Зимой за домом Вася-дворник заливал каток за домом. Мальчишки играли в хоккей какими-то палками, мы катались на фигурных коньках. Детвора помладше гоняла на санках с горки. Вся эта красота во дворе — клумбы, зелень, площадки — работа энтузиастов в последние годы. Раньше ничего такого не было.

Отношения с соседями в доме дружные. В старшем поколении многие стали кумовьями. У нас так же — все друг друга знают, общаются. Почти все одноклассники были в моем доме, так что всегда было, у кого списать домашку.

Сейчас у нас во дворе есть отличная беседка. Родители собираются на посиделки, дети гуляют рядом на площадке. Сын уже студент, но дружная компания сохранилась по сей день.

Вот мама рассказывала, как она поучаствовала в съемках во дворе. А недавно все жильцы обсуждали, как во втором подъезде снимал новый клип Потап.
Людмила Григорьевна — местный старожил. Она так любит полукружку, что сумела прославить ее даже в Беларуси:
— Живу тут 44 года, в первые годы ходили в лес за домом собирать грибы. Помню, как в парке «Победа» насыпали курган памяти. Хорошо, что сейчас там такую красоту навели. Наши дети, внуки тут выросли, не район, а сказка, райский уголок!

Как заселились, к нам во двор возили иностранные делегации — это был экспериментальный дом, особенный по тем временам. А когда ездила в Беларусь на экскурсию, гид упомянула там аолукружку, сказала — «уникальный киевский проект». А я такая деловая, говорю: «Конечно, знаем, дом на 24 подъезда, возле метро «Дарница».
Вера Александровна давно живет в другом районе, а сюда приезжает не только проведать внука, но и повозиться на клумбе возле дома:
— Жила тут с самого начала, заселились в мае 1975-го. Потом получила квартиру в другом районе. Тут осталась жить дочка с семьей. А я приезжаю проведать своих и повозиться на клумбе возле дома. Вся эта красота — дело рук моих и Кирилловны. Уже 12 лет клумбе. Помню, внуку Ване было три годика, копошился возле меня. Я тяну ведро с водой, он тащит ведерко поменьше. Я с сапкой, он с палочкой, привык рядом со мной. Задалась целью, чтобы всюду были тюльпаны, нарциссы, ирисы. Очень люблю возиться на земле.
Валентина Кирилловна — главная активистка тринадцатого подъезда. Как может, она воюет хулиганами с Троещины и не дает спуску коммунальщикам:
— Сделали меня тут главной по нашему тринадцатому подъезду, вот и приходится бороться за чистоту и порядок. Другие подъезды — это кооперативы, а мы жэковские, получали квартиры от государства. Сейчас — ничейные, никому ненужные. Куда ни позвоним, никто не хочет обслуживать! Лифтеры отказываются, электрики тоже. Раньше у нас было два мусорных контейнера. А теперь почему-то остался один. Спрашиваем, что нам делать. Говорят: «Создавайте ОСББ, пусть ваш председатель обо всем позаботится».

Подростки с Троещины приезжают, пробираются на крышу и гоняют на самокатах. Вы представляете, какая у нас слышимость? Ловим их, ругаемся. Спрашиваем: «Зачем вы сюда едете?». Они отвечают: «У вас обзор хороший, а для нас — экстрим». Уже и замки вешали на вход, и цепями обматывали. Все выламывают и опять забираются. Вызываем полицию, хулиганы сверху видят и убегают.

А вообще у нас подъезд хороший, спокойный, большинство жильцов — пенсионеры. Но сил ухаживать за всем у нас уже не хватает. Поменяли нам окна на лестничной клетке, а покрасить и побелить, прикрепить поручни на лестнице так и не собрались.
Нынешний житель Филадельфии Алекс Орлик вспоминает полукружку с теплом и любовью:

— Когда я покидал наш Северно-Броварской массив в 90-е годы, даже представить не мог, что когда-нибудь на просторах интернета будут разгораться дискуссии об архитектурных особенностях нашего дома. Дом занимал две улицы, получалось, что соседи, живущие в центральной части дома, могли иметь разные адреса. Никто по этому вопросу не парился, принимали это как должное. Полукружкой дом называли всегда, остальные названия, которые сейчас старательно пытаются прикрепить к этому дому, раньше не употреблялись.

До появления «Детского Мира» наша Дарница была уютным зеленым районом, в который мои родители переехали из шумного центра. Переехали, не задумываясь, оставляя коммунальные квартиры в Пассаже и на Печерске, в новый дом на Дарницкий бульвар. Тогда эти квартиры казались хоромами, две комнаты и «просторная» семиметровая кухня.

От станции метро «Дарница» к дому шла узкая асфальтовая дорога через небольшой сосновый лес, где мы играли в казаков-разбойников после школы. Сейчас на этом месте стоит «Детский мир» и несколько домов-«свечей». В хорошую погоду мы гуляли во дворе, а дом становился для нас Китайской стеной, местом для игр и убежищем от родителей. Каждое утро во двор привозили молоко, и женщина с оперным тенором исполняла арию «Мооо-Лоооо-Кооо!», стены дома она использовала как естественный резонатор и усилитель своего голоса. Ее голос на протяжении многих лет слышали тысячи людей, она была нашим будильником, благодаря которому мы не опаздывали в садик, а потом и в школу.

Меня и многих детей отправляли с бидоном набрать три литра парного молока, чтобы потом сделать из него «базарный» творог.
Любимыми местами в полукружке были крыша и лестничные пролеты. Каждый год вечером 9 мая с крыши дома можно было наблюдать салют, который запускали на правом берегу Днепра. Взрослые и дети стояли на краю парапета, всматриваясь в очертания киевской панорамы правого берега, обсуждая, где же запускают самый красивый салют города. На лестничных пролетах мы учились играть на гитарах и пели песни ДДТ и «Аквариума», там же я впервые выкурил свою первую сигарету.

Хотя не живу в Киеве уже 20 лет, а второй родиной для меня стала Америка, память хранит детские воспоминания. Все, что связанно с нашим массивом и полукружкой, вызывает нежный трепет и заставляет вспомнить друзей и наш любимый двор.
Народный депутат Борислав Береза тоже вырос в этом дворе:

— Дарницкий бульвар, 7. Это был один из самых больших жилых комплексов советской эпохи. В народе его называли «Китайская стена» или «Полукружка». Длинный дом, несколько десятков парадных, более 5000 жителей.

Большой жилой комплекс. Очень большой. И множество детских компаний. У всех свои взгляды и предпочтения. Свои симпатии и антипатии. Но мы все жили в одном огромном общем дворе. И уживались друг с другом, несмотря на натянутость в отношениях между разными компаниями или отдельными людьми. И в то же время жестко конфликтовали со всеми пришлыми. Били их страшным боем. А своих не трогали. Ругались, подкалывали, конфликтовали, задирались, но драк между своими почти не было. Знаете, почему?

Потому, что все понимали, что нам в этом дворе еще жить. Нам предстояло встречаться утром по дороге в школу и вечером, когда выходили погулять. Приходилось пересекаться, когда мы шли в магазин или возвращались после кружков и секций. Нам всем приходилось уживаться в микросообществе двора. И мы, дети, осознавали, что жизнь не заканчивается сегодня.

А сейчас иногда смотришь по сторонам, как некоторые люди превращаются в злобных и агрессивных хамов, как в соцсетях одаривают ненавистью тех, кто не разделяет взгляды, как любого несогласного готовы назвать врагом, и понимаешь, что мы, будучи детьми, были явно умнее нас сегодняшних. Хотелось бы помнить, что уважение к себе начинается с уважения к чужим взглядам, ведь нам предстоит жить дальше – и не в одном дворе, а в одной стране. И переделывать этот захламленный общий двор в цивилизованное государство. Всем вместе. По-другому никак!
У полукружки гуляли
Светлана Максимец
Текст
Ольга Сошенко
Фото
Made on
Tilda