Дать вещам вторую жизнь:
как работает швейный кооператив ReSew
Как превратить ветровку в рюкзак, шторы — в торбочки для продуктов, а старые походные штаны — в бананки? Где в Киеве перешить и отремонтировать любимые вещи, и что такое швейный коворкинг? Многоразовые прокладки — это совок, европейская мода или тест на феминизм? Уикенд побывал в швейном кооперативе ReSew, чтобы узнать, как устроен коллектив без начальниц и подчиненных, чем пугает мода на экологичность и почему вещам важна вторая жизнь.
Рина
Тоня, засновниця кооперативу
Маша, основательница кооператива
Шить и перешивать на заказ
Тоня
Зазвичай ми отримуємо приватні замовлення. Спочатку вони надходили від друзів та знайомих, потім — від друзів друзів та знайомих знайомих. Зараз це ширше коло, ми не завжди знаємо, звідки про нас дізнаються. Частіше за все наші замовники — люди, дотичні до екологічних, феміністичних ініціатив. Але бувають і такі, хто побачили швейні машинки через вікно і зацікавились. Частіше людям потрібний ремонт якихось речей, на другому місці — перешивання, на третьому — пошиття чогось нового.

Із цікавих замовлень — минулого року я шила кофр для конструкції з професійною камерою. Більшість матеріалів використала нових, але для підкладки брала наші залишки попередніх замовлень і вживані матеріали.

Часто отримуємо замовлення партіями — 50, 100 одиниць якогось товару: еко-торби, бананки і т.д. В основному замовники — громадські організації, фонди. Відмовити можемо, якщо не зійдемося у термінах виконання, ціні на виріб або нас не влаштує ідейна складова цього виробу, наприклад, буде якийсь дуже фобний лозунг.
Маша
Год назад я шила шатер для арт-проекта. Иногда заказывают какие-то авторские вещи. Из примеров перешитого: как-то Тоня переделывала ветровку в рюкзак. Перешив интересен тем, что часто он полностью меняет вещь, даже ее назначение. Приходится много распарывать, думать, как это сделать прочным.

Некоторые из наших клиентов угорают по тому, чтобы не покупать ничего нового, подолгу носить и ремонтировать вещи. А есть такие, кому нравится покупать одежду на секондах и подгонять под себя. Иногда проще купить джинсы на секонде за 100 гривен, чем ремонтировать старые-любимые у нас за 150-200. В нашем окружении много тех, для кого поиск новой вещи затруднителен. У тебя есть вещь, которую с удовольствием носишь много лет, проще ее отремонтировать, чем искать замену.
Рина
Экологичность стала модной, а людям нравится, когда их мнение интегрируется в мнение большинства. С одной стороны, это здорово. С другой — опасно. Если мода спадет, люди вернутся к старому образу жизни и будут покупать новые вещи вместо того, чтобы ремонтировать старые.
Тоня
Бачимо, як змінюється суспільна думка навіть по тому, як у нас замовляють мішечки для продуктів замість пакетів. Коли ми починали їх шити кілька років тому, люди дивилися із здивуванням. Зараз вже кажуть: «Ой, в мене ще немає мішечків, треба у вас замовити».
Маша
Не стоит думать, что тема экологии волнует только киевлян, это очень снобская позиция. Мама нашего товарища в Мариуполе шьет мешочки, авоськи. Мешочки и сумки для покупок очень популярны у людей старшего поколения.
Тоня
Творча ініціатива з Маріуполя замовила в нас бананки та торбинки з максимальним апсайклінгом. Вони надіслали нам джинси, старі водонепроникні похідні штани, фурнітуру ми взяли в себе, дуже мало докуповували. Вийшло гарно. Може варто відшити таких речей на продаж, але тільки як будуть час, сили та натхнення. Бо роботи вистачає.
Рина
Нам часто пишут, предлагают отдать какие-то старые вещи на переработку. Мы очень осторожно относимся к таким предложениям: желание людей избавиться от хлама может иметь такие масштабы, которых не вместит наша мастерская. Объясняем, какие именно ткани нам нужны. Иногда используем домашние запасы, что-то остается от прошлых заказов, тоже идет в дело.
Тоня
Купуємо на секонді штори, цільні полотна на еко-торби. На це потрібно не так багато ресурсу. Не будеш же півдня розпорювати сорочку, щоб зробити з неї торбинку.
Маша
Шторы тоже приходится стирать, распарывать, приводить в порядок. Джинс несложно найти. Был заказ, на который нужен был джинс, мы дали объявление и насобирали столько, что третий год используем.
Коворкинг — удобно и недорого
Рина
Когда планируем провести коворкинг, публикуем в фейсбуке объявление с ценами, иногда даже с фотографиями котиков. Рассказываем, что у нас есть оборудование и за почасовую оплату предлагаем им воспользоваться. За отдельную плату проводим консультации по оборудованию и самому процессу шитья. Приятно слышать в конце: «Спасибо, я довольна, что закончила эту работу».

Отношение к шитью у приходящих к нам разное. Кто-то очень боится: нажать на педаль машинки— почти как сесть за руль и надавить на педаль газа. Другим все дается легко: «Подумаешь, неровная строчка! Сейчас сделаю ровную». Зависит от характера и опыта, возможно.

Трудные моменты: люди не всегда понимают, что в рамках коворкинга мы не можем научить их шить. Коворкинг — это когда человек готов вкладывать свой труд, а мы предлагаем посильную помощь. А еще смешно, но нам сложно брать с людей деньги. У нас неформальная, свободная атмосфера, можно выпить чаю, пообщаться. Поэтому в конце всегда трудно озвучить стоимость консультаций. Нам нужно этому учиться.
Маша
Начинали мы с воркшопов. Выезжали на эко-фестивали, предлагали вместе с нами шить эко-мешочки. Когда арендовали просторную мастерскую, то стали чаще проводить воркшопы: по ремонту одежды, пошиву многоразовых прокладок, вышивке, плетению ковриков. Если у человека нет своей мастерской, но есть аудитория, которой интересна тема, мы можем скооперироваться, предложить провести такой воркшоп у нас.

Со школьных времен у людей, как правило, остался травматический опыт работы со швейными машинками. Видно, что здесь они тоже боятся, но быстро понимают, что бояться нечего: оборудование хорошо настроено, достаточно соблюдать правила, не торопиться, и все получится. Тогда они приободряются и даже получают удовольствие.

Подсказка тем, кто собирается прийти на коворкинг: важно помнить, что наше оборудование имеет ограниченный функционал. Оно предназначено для легких и средних тканей. Мы не работаем с кожей и мехом. Спортивная одежда и белье требуют других настроек. Не раз встречался запрос «отремонтировать походные рюкзаки», к сожалению, наши машины не позволяют этого.

Тест по прокладкам
Маша
Одна наша подруга рассказала, что на Западе все чаще заменяют одноразовые средства гигиены многоразовыми. В сообществе феминисток эта тема часто поднималась. Мы почитали статью о пошиве многоразовых прокладок и никак не могли решиться — там нужно было много разных хитрых материалов. Только спустя время я попробовала. Нашла видео на YouTube. Тогда у меня не получилось подобрать нужную мембранную ткань, которая бы абсолютно не пропускала влагу. Потом были поиски ткани, оптимизация размеров и толщины. Сейчас у нас есть технология и модель прокладок, периодически поступают заказы.

Когда мы готовили первый воркшоп по прокладкам полтора года назад, реакция была неожиданно болезненной. Комментировать в событие на фейсбуке пришли неизвестные нам люди, которые желали высказать свое «экспертное» мнение. Было много хейтерских комментариев от мужчин (не знаю, как они умудряются быть экспертами в этом вопросе), мол, негигиенично и ерунда полная. Пришлось запретить комментирование, сделать закрытое мероприятие. Впервые нам пришлось ввести политику запрета для создания безопасного пространства. Знакомая сделала репост мероприятия и под ним уже комментировали феминистки в более мягкой форме, но все же без понимания: «Пользуюсь менструальной чашей, а ваши прокладки — это камбэк в СССР, где женщины пользовались тряпочками». Не думаю, что только менструальная чаша делает тебя продвинутой феминисткой. У человека могут быть физиологические, психологические особенности. Образ жизни и состояние здоровья могут не позволять использовать чашу.

А недавно мы узнали про инициативу, которая популяризирует в Украине многоразовые средства гигиены при менструации. Как только появилось в статьях: «А вот смотрите, так делают на Западе», тут же все согласились: «Ну, если на Западе так, то мы тоже будем!»

Мотивация для апсайклинга
Рина
Мои мама, бабушка хранят вещи, это всегда вызывало у меня антипатию, раздражало. Возможно, поэтому в определенные периоды я читала о консьюмеризме, экологии. Наша планета очень зависима от людей и их жажды потребления. Можно начинать изменять свой образ жизни с малого: если кому-то важны чистые вода, воздух, то стоит, например, обзавестись многоразовой бутылкой, а не покупать каждый раз воду в пластиковой упаковке. Стоит помнить, что даже на переработку мусора нужны ресурсы. Классный уровень — производить как можно меньше мусора. Я бы хотела достичь такого.
Тоня
З економічних причин мені доводилося перешивати, ремонтувати та носити речі до останнього. Не було можливості купити нове. З часом це ввійшло у звичку, я зрозуміла, що мені і не потрібно багато речей. Коли ми почали активно займатись апсайклінгом, стали ходити на секонд. Якось захожу в ангар, де речі висять безкінечними рядами и розумію: навіть якщо зараз фабрики зупиняться, то одягу тут вистачить, щоб носити та носити. Можна вже не шити, цього достатньо.

Взагалі швейна індустрія продукує нерівність, дискримінацію, експлуатацію. В Україні також розміщені виробництва світових брендів, працюють там жінки, які отримують дуже низькі заробітні плати, часто навіть нижче прожиткового мінімуму, вимушені працювати понаднормово.

Маша
Для меня также важны проблемы социального неравенства, угнетения, эксплуатации человеческих и природных ресурсов. Такие фильмы как «Голубой Китай», «Цена моды» повлияли на осознание масштабов проблем. После них хочется менять собственное потребительское поведение. Конечно, экологичный стиль жизни требует от нас ресурсов, осознанности, поиска вариантов. Поэтому мы выбираем сортировать мусор, продолжать использование вещей, давать им вторую и третью жизнь.
Кооператив как горизонтальная модель
Маша
Мы ищем новых участниц кооператива. На вопрос, какие это должны быть люди, хочется ответить строкой из песни Янки Дягилевой: «Такие же больные на голову, как мы». Мы ждем, что они будут разделять идеи кооператива.
Тоня
Кооперативу три роки. Модель кооперативу будується на принципах горизонтальної взаємодії, тобто в нас немає начальниць і підлеглих. І це дуже важливо, бо вимагає високого рівня відповідальності та самосвідомості. Учасниці кооперативу готові брати на себе ініціативу. Ми практикуємо ненасильницьку комунікацію: перед тим, як сказати, треба десять раз подумати.

Шукаємо людей з вмінням шити, бо зрозуміли, що ресурс, який витрачаємо на навчання новеньких, не виправдовується. Люди приходять, отримують якісь знання, вирішують, що не готові, їм важко, і йдуть. Швейна галузь — дуже низькооплачувана, тож ми не можемо гарантувати високого заробітку, тут все досить нестабільно. Кооператив дуже багато забирає, а дає менше, проте для нас важлива сама ідея, тому я готова жертвувати чимось заради цієї ідеї.
Маша
Решения у нас принимаются консенсусом. Даже решение о том, будем ли мы давать это интервью, мы принимали вместе. Иногда что-то пропускаем, забываем. Есть коллективная ответственность, случается и коллективная безответственность.

Полностью понять принципы горизонтальной структуры можно, только оказавшись внутри нее. Речь не только про экономический коллектив, это может быть творческая группа или объединение по досугу. Только в такой ситуации понимаешь, каково это — слушать всех и искать общее решение. Это очень отличается от того, к чему мы привыкли. Со школы нас учат, что мир устроен так: придешь на работу, у тебя будет босс, или повезет, и ты сам станешь боссом. Об альтернативе мало кто знает.
Тоня
З кожного виробу 20% ми кладемо у загальний фонд кооперативу. З цього фонду платимо оренду, податки, закуповуємо необхідні матеріали. Решту отримує людина, яка шиє виріб. Буває, одна шиє, друга консультує, або шиють двоє. Тоді варіант розподілу прибутку обговорюється.

Коли отримуємо корпоративні замовлення на 50, 100 виробів, то розподіляємо між собою, хто скільки одиниць хоче і може пошити. Якась частина йде на закупівлю матеріалів, 20% — у фонд кооперативу, і не менше 50% вартості одного виробу отримує швея.
В кооперативе побывали
Светлана Максимец
Текст
Ольга Сошенко
Фото
Made on
Tilda