Спасти самых маленьких:
как работает банк грудного молока в Киеве

Как и зачем женщины становятся донорами грудного молока? Сколько молока за неделю собирают рекордсменки? Как спасают преждевременно рожденных младенцев? Работает ли эта схема за границей? Почему одни медики настаивают на грудном вскармливании, а другие относятся к нему скептично? Банк грудного молока в Киеве работает уже больше полугода. Уикенд узнал о первых трудностях и важных достижениях.
Ирина ЛАЗО
Когда в польском городе открывается Банк грудного молока, событие рекламируют на городском радио, размещают рекламу на транспорте. У нас активной информационной кампании не было, но Киеву за несколько месяцев удалось привлечь такое количество доноров, какое поляки собирают спустя год-два активной работы. Все потому, что киевлянки — невероятно отзывчивые, считает Ирина Лазо, ведущий консультант Банка грудного молока в перинатальном центре на базе роддома №7.

В банке как раз заканчивается встреча — медики из других городов приехали в столицу на курсы по грудному вскармливанию. Заодно попросили показать им перинатальный центр, рассказать, как устроен банк в Киеве.

Как только гости выходят, раздается звонок:

— У меня уже тридцать бутылочек заполнены, приезжайте! — зовет мама-донор.

Водитель забирает специальную сумку с хладогенами и стерильными пустыми бутылочками для обмена. Сегодня у него в маршруте есть постоянный адрес и есть новый. Значит, к программе присоединилась еще одна мама-донор.

Здесь, в перинатальном центре, чаще всего появляются на свет преждевременно рожденные дети, которым необходимы особенный уход и питание. Банк грудного молока в центре заработал 1 марта, а 12 апреля устроили торжественное открытие. Девять миллионов гривен на оборудование и программное обеспечение выделили из бюджета города.

На Западе такие банки — распространенная практика. В Европе их больше 230. Обычно даже в маленькой стране есть хотя бы пять банков. В Польше их больше десятка. Самая богатая банками страна — Франция, их там больше 30.

— Привлекаем доноров со всего города, — рассказывает Ирина. — 60-70% доноров — женщины, которые родили в нашем учреждении. Им это близко и понятно. Те, кто рожали в других роддомах, чаще всего узнают о банке из СМИ. Мы никого не уговариваем, но активно информируем о такой возможности на школах родительства. Объясняем мамам, что это реальный способ помочь другим детям. Не платим и не уговариваем. Мамы мотивируются сами. На них лежит большая ответственность, ведь нужно правильно собрать и сохранить молоко. Но они знают, что это помогает спасать детские жизни.

Когда создавался банк, я сама была в активной стадии лактации. Пробовала собирать молоко и быть донором, чтобы понимать, с какими подводными камнями возможно придется потом столкнуться в работе.

Практически всегда молоко доноров подходит для банка. Исключения возможны, если женщина хочет заняться донорством после полугода-девяти месяцев лактации. Такое молоко отличается по составу, мы его предварительно проверяем, подойдет ли. Так что ограничения по возрасту действуют. Но это ограничения не по возрасту женщины, а по возрасту лактации!

Если женщина становится донором после месяца-трех после родов — никаких проблем быть не должно. Проблемы с молоком могут возникнуть, только если оно неправильно собрано, что-то нарушено в механике процесса.
Итак, мама узнала о существовании банка грудного молока и хочет стать донором. Какие ее действия?

Она приезжает в банк в утреннее время натощак. Сначала проходит со мной анкетирование. Мы обсуждаем ее состояние, способ жизни, употребляет ли она алкоголь, никотин, много ли пьет кофе. Для донора важно не пить больше трех чашек некрепкого кофе в день. Крепкий алкоголь запрещен, вино можно употреблять. Конечно, никаких наркотических веществ. Если у женщины строгая веганская диета, мы будем вынуждены ей отказать.

Инструктирую, как правильно собирать молоко. Если нужно — учимся делать это. Потом женщина проходит в соседнюю дверь в женскую консультацию и сдает анализы. Бывает, выдаем молокоотсосы — очень удобный прибор. Некоторые женщины отказываются, потому что у них есть собственные. Это хорошо, потому что у нас всего десять молокоотсосов, и один должен постоянно находиться здесь, в банке. Остальные на руках у доноров.

Пока еще не случалось, чтобы мы отказали кому-то на этапе анкетирования. Было несколько случаев, когда многодетные мамы проходили анкетирование, становились участницами программы, но потом выяснялось, что им тяжело найти время и все успевать. Хотя вот уже полгода у нас есть две трехдетных мамы-донора, они спокойно справляются.
Каждые три месяца женщина приезжает к нам, чтобы сдать анализы. Остальное время она находится дома, собирает молоко, замораживает его, а наш водитель приезжает за ним в удобное для нее время. Только что водитель поехал к нашему самому активному донору-рекордсмену. Она получает 30 банок и за неделю заполняет их все, собирая три литра молока. Каждый вторник водитель забирает эти банки.

У других женщин график меняется. Накопилось больше литра, донор звонит, просит приехать забрать. Сейчас у нас 16-18 мам-доноров, молока хватает для всех нуждающихся деток в нашем центре. Стараемся предлагать молоко другим роддомам. К сожалению, отклик от них очень слабый, много скептицизма.

Когда вводятся какие-то новшества, нам приходится отказываться от своего предыдущего опыта, а это довольно непросто. Можем вспомнить Игнаца Земмельвейса, который произвел революцию в госпитальной гигиене. Когда он говорил коллегам, что те собственными руками убивают пациентов, медикам очень сложно было принять и осознать этот факт. Так и сейчас некоторым врачам сложно признать, что лучше кормить недоношенных детей грудным молоком, а не смесью, ведь такой опыт работал для них на протяжении десятилетий.

Принципиально для нас помогать только тем детям, чьи мамы действительно пока не могут кормить детей по объективным причинам. Если мама просто не хочет кормить, она не сможет получить у нас помощь, ее ребенок будет питаться смесями. Мы не должны снижать мотивацию для преодоления трудностей с лактацией. Все дети, чьим мамам здоровье позволяет лактировать, должны кормиться материнским молоком.
Наша задача — просто дать женщинам грамотную консультацию по организации грудного вскармливания. Мы не давим и не стараемся любой ценой перетянуть всех на светлую сторону. Каждая женщина имеет право на выбор. Но если она делает выбор в сторону отказа от лактации, то безусловно мы не будем кормить ее ребенка тем донорским молоком, которое женщины дают, дабы спасать жизни.

Достаточно редко, но все-таки приходится сталкиваться с отказами от донорского молока. В таких ситуациях возникает некоторая неосознанная материнская ревность: как это, мой ребенок будет получать молоко чужой женщины? Но это не касается недоношенных детей: там совсем другие мотивы и другой настрой мам.

Какое решение примет мама, во многом зависит от человека, с которым она обсуждает вопрос. Если о грудном вскармливании рассказывает ей медицинский работник, который и сам относится к нему с долей скептицизма, то и пациентка скорее всего откажется. Когда медработник мотивирован производителями молочных смесей, результат будет вполне предсказуемым.
Мы получаем молоко от доноров замороженным и дальше храним его в замороженном виде. Все привезенное молоко сразу отмечается в специальной компьютерной программе.

Есть дни, когда проводим пастеризацию молока. Программа подсказывает, какое молоко нужно пастеризовать в первую очередь. Бывает, пастеризуем чуть не каждый день. Сейчас это делается реже. Сначала молоко извлекается из морозилки и помещается на 12 часов в холодильник, где постепенно размораживается. Для любого молока важны плавные перепады температур.
Для заморозки:
сначала остужаем молоко при комнатной температуре (в женской груди температура — 38 градусов) до 22,
потом в холодильнике — до +5,
лишь после этого помещаем в морозилку на -18.
Так же работает в обратную сторону: сначала молоко из морозилки перемещаем в холодильник в температуру +4, потом в комнатные +20. Потом я перемешиваю колбе все молоко от одной мамы. Молоко разных доноров никогда не смешивается.

Помещаю молоко в пастеризатор, где оно постепенно нагревается до 62 градусов. Через полчаса пастеризации оно еще полчаса охлаждается в пастеризаторе до -4. Оттуда можно переместить молоко в холодильник.
Детские реаниматологи безусловно видят эффект действия программы. Уже больше 180 детей прошли через эту программу. В первую очередь мы видим результаты по малышам в отделении интенсивной терапии (по старому — реанимации). У преждевременно рожденных детей случаются крайне опасные заболевания: поскольку они такие маленькие, то и самые уязвимые. Если раньше случались реакции со стороны пищеварительной системы, значит, и иммунной, и нервной, то сейчас все смягчилось. С первых часов жизни даже самым крохотным начинают давать грудное молоко, и они замечательно это воспринимают, практически нет осложнений, связанных с питанием. Тут действует правило: один ребенок в отделении интенсивной терапии — один донор. Малыш постоянно получает молоко одной конкретной женщины, а не разных. Чем меньше ребенок, тем этот момент важнее и тем строже он соблюдается.

Если ребенок доношенный и здоровый, а мы полагаем, что он максимум три дня будет находиться на донорском вскармливании, следим за этим не настолько строго. Он может получать полтора дня молоко одного донора, еще полтора дня — другого. Но в таком случае это не настолько принципиально. Такие ситуации случаются с двойнями-тройнями. В таких родах высока вероятность кесарева сечения, а значит женщина дольше приходит в себя после родов. Велики и шансы преждевременных родов.
Другое достижение, которым мы можем гордиться, — это активное консультирование по грудному вскармливанию. Наша работа подтверждает необходимость таких консультаций: не всегда женщине все удается, рекомендаций среднего медперсонала и врачей недостаточно. С ней нужно сесть, поговорить, подробно все показать, разобрать ее ситуацию. Наша основная целевая аудитория — женщины, которые родили преждевременно. Все они имеют после консультаций прекрасные результаты. Раньше мы имели приход молока у преждевременно родивших на пятые, шестые, седьмые сутки, то сейчас они уже через сутки приходят к своему ребенку со шприцом молозива. У этих мам сформировано свое микросообщество, достаточно на протяжении нескольких месяцев их консультировать, а потом они уже сами начинают поддерживать друг друга. Невозможно быть готовой к преждевременным родам, потому моральная поддержка очень важна: у нас с такими мамами работает психолог.

Наш разговор прерывает одна из таких мам. «Мой ребенок в реанимации, а у меня есть молоко. Можно я буду не только кормить своего, но и помогать другим детям?». Ирина приглашает женщину прийти завтра с утра на анкетирование и анализы, обещая подробно рассказать, как устроена работа банка.
Банк грудного молока
Перинтальный центр Киева
ул. Предславинская, 9
тел. 067 755 6 33
В перинтальном центре побывали
Светлана Максимец
Текст
Ольга Сошенко
Фото
Made on
Tilda