Просто съешь шоколадку:
мифы, факты и откровенные истории о депрессии

Плохое настроение или болезнь? Пройдет ли все, если съесть шоколадку и заняться спортом? Уикенд спросил о характере депрессии у специалистов и тех, кто с ней столкнулся.

Многие считают депрессию блажью нового времени: грусть, лень и нежелание двигаться вперед человек обзывает «модным» диагнозом, поддерживая «заговор фармацевтических компаний» заедает грусть антидепрессантами, хотя мог бы заняться спортом, посмотреть комедию или наоборот: съездить в хоспис и увидеть реальные, а не выдуманные страдания.

Все эти суждения в корне неверны: вряд ли они помогут в состоянии хандры, не пристыдят ленивых, а в отношении депрессии могут стать пагубными.

Депрессия официально отнесена к болезням, это зафиксировано в Международной классификации (МКБ). Ее осложнения могут привести к суициду (суицидальные мысли — один из признаков депрессии). По данным ВОЗ, около 77% суицидов были совершены людьми с депрессией. Кстати, болезнь эта совсем не новомодна. Древнегреческий врач Гиппократ объединил ее симптомы под названием «меланхолия».

У депрессии есть свои группы риска: каждый 10-й после 40 лет (¾ из них — женщины) подвержен этой болезни. После 65 — каждый третий. Также депрессией страдают 5% детей и подростков.

Гипотиреоз, дисфункция щитовидной железы, усиливает риск депрессии в 7 раз.

Принято считать, что к депрессии приводят внешние факторы, а решение этих проблем может вылечить болезнь. Депрессия действительно может возникать от внешних факторов: потеря положения в обществе, развод, увольнение, рождение ребенка, переезд, алкоголизм, болезнь Альцгеймера. Но в трети случаев депрессия возникает сама собой, независимо от внешних факторов, болезнь характеризуется нарушением биохимических процессов в мозгу, и решение проблем никак ее не вылечит.

Грубо говоря, нарушается синтез дофамина, серотонина и норадреналина, из-за чего человек физически теряет способность радоваться, становится тревожным вплоть до боязни выйти из дома, не может уснуть или наоборот, постоянно спит, не способен заниматься обычными бытовыми делами, ухаживать за собой.

Ігор Гриценко
Жартувати, що у мене депресія, я почав задовго до закінчення школи, і як я зараз дивлюся — то були зовсім не жарти. Періоди абсолютної апатії траплялися час від часу, але я не звертав на них уваги досить довго, поки до психологічних симптомів не додалися фізичні — майже щоденні мігрені, які припинялися лише під вечір. Тоді я і побіг шукати допомогу, від терапевта потрапив до кардіолога, від кардіолога до ендокринолога, знову від терапевта до невропатолога, від невропатолога мене майже відразу направили до психіатра, а я вже настільки був виснажений, що був би радий навіть чорту лисому, якби він мені пообіцяв позбавлення від болю.
Диагностировать депрессию должен специалист: хотя бы потому, что схожие симптомы могут давать разные болезни, от гормональных до онкологических. Поскольку депрессия — клиническая болезнь, диагноз может поставить только врач: психиатр или психотерапевт. Обычный психолог не имеет права ставить такой диагноз, а клинический — вполне. Также к психиатру по подозрению на депрессию может направить семейный врач.

Вопреки распространенному мнению, не всем от депрессии прописывают антидепрессанты. В легких формах уровень серотонина действительно можно повысить с помощью правильного питания и спорта: 2-3 занятия в неделю снижают тревожность и повышают уровень серотонина.

Ігор Гриценко
Однією з рекомендацій мого терапевта було зайнятися бігом. На момент, коли я її отримав, я вже мав достатньо ресурсу дотримуватися поради. Трохи згодом додав ще і велосипед. Для мене час фізичних навантажень — це час психічного розвантаження. Я обожнюю як біг, так і велосипед — якщо достатньо довго бігти чи їхати кудись, то свідомість фокусується в одну точку, яка знаходиться рівно перед тобою, залишаючи все інше далеко на периферії.

Але, як на мене, депресію не можна повністю стримати заняттями спортом, хоча можна зробити падіння плавнішим і не таким глибоким. Крім того, потрібно чітко усвідомлювати, коли спорт принесе користь, а коли — зробить ще гірше.

Якщо не залишилося ресурсу на вправи — спроба примусити себе призведе до негативних наслідків, як і картання себе за пропуск заняття.
Лечение депрессий спортом не является научно доказанным методом и показало свою эффективность в узкой группе тестируемых, при этом такое лечение не было более эффективным, чем антидепрессанты и когнитивно-поведенческая терапия, КПТ (психотерапия, в ходе которой выявляются нелогичные страхи и тревоги, порождающие депрессию, а поведение, которое способствует выходу из депрессии, положительно подкрепляется).

Юля
Якось у мене почалися проблеми з апетитом і підвищилася тривожність. Зникло бажання бачитися з друзями, виходити на вулицю. Я почала завалювати дедлайни, бо сиділа у соцмережах, знаходила якісь погані новини і плакала. Зникло лібідо. Тоді й вирішила піти у психологічній центр, куди ходить мій син через гіперактивність. Там був спочатку огляд психіатра. Спеціалістка провела діагностику, діагностувала депресію початкового рівня і тривожний розлад.

Я була готова отримати антидепресанти, щоб той стан скінчився, але їх не пропонували. Сказали, що варто спочатку спробувати психотерапію і по її перебігу терапевт разом з психіатром будуть бачити, чи варто підключати пігулки. Паралельно я ще обстежувала щитоподібну залозу і відвідувала гінеколога, аби виключити фізіологію.

Я почала ходити на КПТ. Терапевт поставила питання режиму дня. Я зізналася, що лягаю спати о 3-4 ночі. Вона наполягла вирівняти графік сну і засинати не пізніше 12. Виписала заспокійливі для засинання, але вони мені знадобилися тільки у перші тижні, потім я засинала без проблем. Пізніше запропонувала додати будь-яку фізичну активність, яка мені подобається. Я почала з йоги і плавання іноді, потім поступово додала трохи бігу.

КПТ я продовжую і далі, планую підтримувати, доки не відчуватиму себе впевнено. Але вона працює і рівень життя підвищився. Зникли суїцидальні думки, зменшилася дратівливість, знизилася тривожність, внормувався апетит.

Марина Алімова
У 2015 в лютому я з самого початку пішла до психіатра. Я вже розуміла, що зі мною відбувається щось не те. У 2014 році я пережила ПТРС (пост-травматичний синдром), бо колишній чоловік був на війні у дуже складній ситуації. Була висока тривожність і зацикленість на одних і тих же думках. Я боялась переходити дорогу. Те ж саме і з громадським транспортом. А у мене ще донька — і тут теж незоране рілля думок. А ще дуже було помітно по тому, що звичайні речі, які раніше приносили задоволення, вже не давали жодного ефекту. Ні радості, ні суму.

Психіатриня вислухала та призначила антидепресанти. Я пила їх три місяці. Після того мені суттєво покращало. Але лікарка ще тоді сказала, що треба працювати з думками. І якраз трапилась нагода — тоді для сімей учасників АТО у нас у місті проводилась безкоштовна терапія. 10 сеансів.

Мені пощастило знайти з першого разу хорошу спеціалістку. Вона пояснила, як думки працюють і впливають на життя. Я отримувала техніки роботи з ними. Залишала собі ті, які працюють і дають ефект. Тренування мозку таке собі. І коли з першого разу не виходить, з другого важче, а на третій розумієш, що можеш змінювати хід своїх думок. І це входить у звичку.

Після закінчення курсу ми з терапевткою склали такий собі лист технік, які допомагають. Серед них, звісно, техніки КПТ і суттєва зміна стилю життя.

Зараз я вже навчилась відчувати, коли депресія повертається (з настанням холоду), і відкриваю свій лист з техніками — там купа всього, що я спробувала — планування, медитації, курс дихання, спорт (ранкові пробіжки та йога), поведінкова активація — і для мене все працює.

Але вихід з депресії на антидепресантах для мене однозначно легший. Бо стає добре практично відразу. Цієї осені хотілось йти до психіатрині по таблетки. Але з грошима було туго, тому мусила витягувати себе тим, що можна зробити власноруч — спорт і техніки КПТ. Поки тримаюсь.

Ну і ще. У кожного ж індивідуально. КПТ — це і універсальні практики, і робота конкретно зі своєю ситуацією — чому такі думки виникають, чому чіпляють. Власне — як розберешся у природі явища, все наче стає по поличках. Думки, звісно, продовжують виникати, але вже не чіпляють. Може дійду до того стану, коли й виникати перестануть.
В остальных же случаях врач обычно прописывает антидепрессанты. Они бывают стимулирующими, для тех, кто чувствует заторможенность (флуоксетин, бупроприон, имипрамин), и седативными: для тех, кто ощущает сильную тревожность (эсциталопрам, амитриптилин). К ним могут прописывать и вспомогательные препараты.

Настя Клименко
У меня биполярное аффективное расстройство (БАР), болезнь, при которой депрессивные эпизоды сменяются периодами мании. Когда мне точно поставили диагноз, я была в мании. Практически перестала спать, мысли скакали, глаза и голова горели, и мне казалось, что я схожу с ума.

При БАР в депрессивном состоянии есть вероятность, что антидепрессанты спровоцируют состояние мании, поэтому назначаются вместе с нормотимиком, стабилизатором настроения. У меня сейчас в схеме два антидепрессанта: нормотимик и нейролептик.
Поскольку антидепрессанты действуют на психику, их нельзя назначать себе самостоятельно. Более того, даже опытный психиатр не может назначить идеальное лечение. Назначается препарат или комбинация, а после лечение корректируется. Если лечение не подходит, на первых порах может возникнуть ухудшение состояния: как физического, так и психического.

К тому же антидепрессанты не являются стопроцентной панацеей и подходят далеко не всем.

Жанна Матвиенко
психиатр
Кроме антидепрессантов, есть и другие группы препаратов, нормализующих настроение. При некоторых депрессиях антидепрессанты вообще противопоказаны.

Зависимости от антидепрессантов нет, но некоторые из них при резком прекращении могут дать синдром отмены.

Анастасия
Веселым человеком я никогда особо не была. После потери первой работы все очень обострилось, попала сначала к бесплатному психологу от одной организации, а он отправил к психиатру.

До срыва и обращения к психиатру у меня были мрачные и суицидальные мысли, отсутствие веры в хорошее, обреченность. Когда попала к психиатру — начались суицидальные действия, самоповреждения, бездействие, апатия и лежание на кровати лицом в стену днями, невозможность заботиться о себе.

С началом приема первых антидепрессантов начался кошмар. Проявились, казалось, все возможные неврологические побочные эффекты. Тревогой кидало в стены, хотелось быстро ходить, спать было возможно только сидя. Огромная боль и помочь нечем. Через две недели я нашла, как себе помочь. Это был алкоголь, жесткий — разведенный спирт. Но впоследствии я и к нему привыкла...

Прийти к коррекции лечения было сложно. Моя психиатр работает в стационаре и, приходя на прием, нужно сталкиваться с обстановкой психиатрической больницы, что само по себе нелегко, а в обостренном состоянии — подавно.

Тогда я не знала, что таблетки можно поменять. Упорно пила полгода те, которые жестко не подходили, мучили и вынуждали пить алкоголь. Очень хотелось себе помочь — раз врач выписал таблетки то должно же сработать... Закончилось тем, что я дошла до ручки, и после нескольких суицидальных попыток испугалась и бросила. Но через месяц стало опять плохо и пришлось снова обратиться к врачу.

Мне выписали таблетки, которые подошли больше. Срывы были, но в основном все шло к лучшему. Кроме веса. За полтора года лечения я набрала 40 килограммов. Сейчас из-за веса я плохо могу ходить, жуткая боль в коленях. Узнав свой вес, я перестала пить таблетки, хотя резко бросать их нельзя. Отмучиваюсь эффектом отмены, пытаюсь уменьшить вес, мрачняк и безысходность вернулись. Думала больше не обращаться и не начинать прием антидепрессантов, но морально все хуже. И я ближе к тому, чтобы сдаться и опять начать пить их.

У меня есть примеры знакомых, которым удалось побороть депрессию без таблеток. Я жалею, что не знала об этом раньше и начала пить антидепрессанты. Человеку в депрессии сложно справиться с контролем приема препаратов, разве что будет кто-то рядом помимо врача и сможет поддержать.
В случае с депрессией, возникшей из-за внешних факторов и в легкой стадии, для устранения ее причин назначается психотерапия. Важно знать, что одной только психотерапией биохимические нарушения в мозгу не поправить, так что в большинстве случаев назначаются именно антидепрессанты и другие препараты. Но депрессия бывает такой разной, что без специалистов и коррекции правильное лечение подобрать довольно затруднительно.

Юлия Савчук
психотерапевтка
Если вам кажется, что у вас начинается депрессия, то вы можете сверить список симптомов депрессии со своим состоянием. И если таких симптомов три и больше (особенно это касается сна, еды, суицидальных мыслей, постоянной усталости и заторможенности мыслей) на протяжении двух недель — пора обращаться за диагностикой к специалисту. Тут лучше перестраховаться: после первой консультации психиатр скажет вам, есть ли депрессия, какая именно и у каких специалистов лучше ее лечить. Диагностировать депрессию может только психиатр, все прочие специалисты и аматоры могут только высказывать гипотезы.

Хотя психотерапевт проводит диагностику клиента, она не психиатрическая и проводится сугубо в своих личных целях для выстраивания дальнейшей стратегии работы. Диагностика психотерапевта более гибкая, многовариантная и предположительная, поэтому он никогда не объявляет диагнозы клиентам и для проверки своих гипотез на клиническую форму расстройств отправляет их к психиатру. В этом нет ничего страшного, это не значит, что психотерапевт отказывается от работы, просто ему необходимо убедиться, что клиенту не нужна медикаментозная помощь в выздоровлении. Если нужна — психотерапию вполне можно продолжить или приостановить по рекомендации психиатра.

Депрессия бывает очень разных форм и степеней. Если это реактивная депрессия вследствие утраты, и она не влияет на активность и жизнедеятельность клиента (человек продолжает нормально работать, строить отношения, хорошо спит, питается и находится в контакте с реальностью), то ее вполне можно проработать психотерапией. Депрессии средней и высокой тяжести, эндогенные (вызванные физиологическими причинами) придется наблюдать у психиатра, даже если он скажет, что пока медикаменты не нужны.

Важно помнить, что депрессия — это хроническое заболевание, и она имеет свойство повторяться и усиливаться с возрастом. Так что полностью «победить» депрессию, если это диагноз — вряд ли получится. Но психотерапия может помочь человеку научиться жить с этой болезнью, снизить глубину депрессивных эпизодов до нормальных колебаний настроения. Для этого нужно будет развить чуткость к своему состоянию, бережливое отношение к своей нервной системе, навыки понимать и выражать свои чувства, не накапливая их и так далее. Это то, в чем психотерапия очень помогает. Любовь, поддержка, принятие, понимание — часть лечения депрессии, и они жизненно необходимы тем, кто в ней оказался.

Сочетать антидепрессанты и психотерапию не только можно, но и нужно. Психотерапия бывает разной, и если за помощью обращается клиент в клинической депрессии, то терапевт не будет его заставлять страдать еще больше, а будет поддерживать и помогать справляться со своим состоянием. Есть риск, что клиенту, который начал принимать антидепрессанты, быстро станет очень хорошо эмоционально, появится чувство легкой эйфории, тревога и негативные переживания купируются, и возникнет ощущение, что жизнь уже в порядке, и терапия больше не нужна. Но это не так. Без тех способностей и навыков, которые можно развить в психотерапии, при отмене медикаментозного лечения все вернется на круги своя. Поэтому важно продолжать терапию и не отбрасывать тревоги, а прорабатывать их, тем более что это намного легче, когда вы не так сильно их переживаете.
Если депрессия является симптомом другой болезни, часто она может уйти после устранения проблемы. Например, при гипотиреозе достаточно просто восстановить гормональный фон.

Минимальный срок лечения депрессии антидепрессантами — 6 месяцев, но обычно оно длится в разы дольше. В терапии для первых результатов необходимо не менее 10 недель.

Жанна Матвиенко
психиатр

По современным данным ВОЗ, если у человека первый эпизод депрессии — лечение АД длится 2 года, если повторный эпизод депрессии — 5 лет.

Один из главных положительных факторов выхода из депрессии — люди. Друзья, родные и близкие. Крайне важно поддерживать человека, относясь к его проблеме как к сложному и опасному заболеванию, а не прихоти или лени. Например, спортом, который рекомендуется для усиления эффекта лечения депрессии, советуют заниматься именно при поддержке друзей.

Более того, помогая другим людям справиться с депрессией, человек, достигший в этом некоторых результатов, может найти источник новой радости, смысл жизни и заодно помочь тем, кто оказался в тяжелом положении.

Настя Клименко
Я решила вести проекты «Мы другие» и «БАР истории» о людях с БАР и другими расстройствами прежде всего потому, что у меня самой диагноз. Хотелось, чтобы больше людей вокруг включились и начали понимать, что существуют такие болезни как депрессия, тревожное расстройство, биполярное расстройство, шизоаффективное расстройство, и эти болезни купируются препаратами, с ними можно жить вполне нормальной жизнью. И это не лень и плохой характер, это именно болезнь. Мне пишут довольно много людей о том, что благодаря проекту начали отслеживать у себя или близких похожую симптоматику и обратились к врачу. Я считаю, что проект сыграл немаловажную роль для таких людей.
Понравилась статья? Поблагодари автора!
Депрессию изучала
Алина Шубская
Made on
Tilda