Бойся выйти из дома и знай все заповеди:
7 историй о странных причинах увольнения

Все мы сталкивались со странными и неадекватными начальниками. Но какой может стать последняя капля, после которой следует увольнение? Разной, но чаще всего — абсурдной.

Уикенд обсудил с киевлянами самые странные причины, по которым им пришлось менять работу.
Дарина
Нюхал кокаин и угрожал
Это было в 2014, когда ничего в Крыму было не понятно — ни по каким документам жить, ни чем платить. Тогда один мужчина нанял меня продавать текстиль. Первые пару месяцев все было мирно, а потом началось странное. Он забирал все деньги в зарплатный день, а нам говорил «наторгуйте себе». Вел себя дергано, грубо, «сопливо», непредсказуемо, но алкоголем не пах. Как по мне, причиной был кокаин.

А еще через пару месяцев отказался платить зарплату и сказал «вы все равно ничего не докажете». Это прозвучало как вызов. Я прошлась по всем ведомым и неведомым инстанциям. Его решили крупно оштрафовать. Он как-то сильно перебрал, угрожал мне: «Бойся выйти из дому, сука!», а спустя время стал названивать и нести более оторванную от реальности дичь.

Поэтому я еще и в милицию пошла. Закончилась история тем, что инстанциям он заплатил больше, чем должен был мне и коллеге, обанкротился и исчез с радаров.
Катерина
Штрафовал за походы в туалет и тратил благотворительные деньги на красивых мальчиков
Я работала в благотворительном фонде. Его создатель был, мягко говоря, странным. Он в 24 года уехал в Швейцарию, женился на женщине 64 лет ради гражданства, поработал немного в Красном Кресте, а потом создал фонд имени себя. Раз в месяц прилетал и устраивал нам репрессии.

Дресс-кодом был объявлен «официальный» стиль. Но если шеф вдруг решил, что рубашка слишком голубая, носок недостаточно черный или юбка слишком клетчатая — штраф. Он также хотел знать, где находится каждый другой сотрудник в любой момент. То есть о походе в туалет тоже надо было предупреждать. Раз парень вышел в банк, вернулся за чем-то минуты через три и попался на глаза шефу — штраф 300 гривен за «введение в заблуждение».

Еще у него было хобби — смерть и все, что с ней связано. Время от времени он мог «прогнать» нас по знанию десяти заповедей, например.

Я там работала с ЧП «Секретарські послуги та послуги з перекладу», в основном сочиняла истории со слов нуждающихся, которые просили помощи. Большинство писем были для реально нуждающихся в помощи людей, но некоторые деньги фонда тратились и на родственников шефа, и на молодых атлетичных юношей, которых он обожал. Я составляла и переводила письма, которые вдохновляли бы делать благотворительные пожертвования. И одно дело — помочь написать человеку, действительно попавшему в аварию или матери ребенка, облившегося кипятком, а другое дело — писать от имени тридцатилетней сестры шефа, которая безработная и просто хочет денег. Иногда начальник переводил через наши ЧП суммы больше наших зарплат, чтобы разницу мы отдавали ему на руки.

Однажды я заболела и несколько дней ходила с температурой. Написала, что мне плохо и завтра не выйду на работу. Утром коллега сообщил, что если не выйду сегодня, то могу вообще не выходить. Ну и все, пришла через пару дней за вещами и зарплатой.

Опыт интересный, но с сегодняшними мозгами уволилась бы сама оттуда намного раньше, а тогда была более робкая. Теперь знаю, что благотворительные фонды — то еще болотце, хотя и реальную помощь тоже оказывают.
Настя
За полчаса я превратилась в домохозяйку
Больше восьми лет проработала в Киевском симфоническом оркестре и хоре, начинала с обычного ресепшиониста, а закончила помощником руководителя. И когда мне казалось, что моя карьера в компании пошла в гору, произошел этот случай.

Был август. Я собиралась в отпуск, знала, что шеф (американец) тоже планировал мотнуться в США. Я пришла на работу, как обычно, к девяти. В 9.10 в комнату вошел брат шефа и объявил, что шеф больше не вернется, так как решил остаться в Америке. Мне заплатили отпускные и в 9.30 я вышла из офиса навсегда.

Так за 30 минут я потеряла восьмилетнюю карьеру и из успешной помощницы руководителя превратилась в безработную домохозяйку. О чем ничуть не жалею, кстати.
Катерина
Обвинили в желании скрыто язвить
Я работала тренером в спортивном стартапе, который по размерам давно вырос до большой компании, но все процессы велись на уровне «а будет прикольно, если». В какой-то момент в компании начались внутренние проблемы, а при близком рассмотрении вылезло множество нюансов с менеджментом.

Антикризисные меры тоже были приняты эмоционально: полетели головы на местах, часть команды была уволена. А оставшихся, в том числе меня, поместили под микроскоп. Руководство было добавлено во все рабочие чаты, переписки. Начались бесконечные аттестации, которые, кроме профпригодности, проверяли лояльность. Любой вопрос или конфликт становился проблемой. Особенно это было болезненно на контрасте: раньше команда спокойно обсуждала проблемы, сейчас даже самые парадоксальные решения руководства надо было горячо поддерживать или идти искать новую работу.

Недовольных руководством выявляли очень тщательно, и хоть я пыталась отмалчиваться, в итоге попросили и меня, сказав, что я не хочу развиваться, а хочу скрыто язвить, и вообще я не лоялист.

Мне было жалко бросать работу — я ее искренне любила, и это был один из тех редких случаев, когда пахала «за идею». Но руководство было право: лоялистом их решений я уже не была, а сталинские меры — не моя история. Мы договорились о расчете, и я ушла в день, который сама выбрала.

Основательница компании на прощание назвала меня заучкой: я не была самым сильным атлетом, но у меня были одни из самых высоких теоретических показателей. Получить по ушам за знания – что может быть хуже?
Вячеслав
Хотели снимать моих детей в политическом ролике мужа начальницы
В 2006-м я работал в медийном проекте. На самом деле проект был подарен жене руководителем одной политической силы. Проект был не политическим, а культурно-образовательным, но проблемы крылись в жене-владелице проекта, в токсичности политической силы и общей нервозности обстановки. На нашей студии другая команда делала агитационные ролики для политсилы. Мне предложили сделать моих маленьких детей героями одного из таких роликов. Я в довольно категоричной форме отказал.

При этом весь коллектив в неформальном порядке спешил к месту и не к месту сервильно выражать руководству лояльность к политической силе, приветствовалась агитация. А я эту политсилу не поддерживал, причем, не скрывал этого. Было еще пару человек, которые не поддерживали, но предпочитали помалкивать. На выборах партия пролетела, а меня уволили, не заплатив за последний месяц. Просто сорвали на мне зло за провал, с неформальной формулировкой «за отсутствие солидарности».
Игорь
Издевались над моей больной мамой
У нас был неплохой коллектив, пока я не стал слышать о себе странные сплетни, будто называю обидными прозвищами сотрудников. Оказалось, главным источником слухов была жена директора, которой, видимо, было скучно.

В результате меня сделали мишенью для насмешек. Когда звонила моя мама, перенесшая инсульт (ей было сложно говорить), жена директора, насмехаясь, расспрашивала, кого из сотрудников позвать к телефону.

Она настроила мужа против меня, и меня уволили. Но и тут женщина не успокоилась: писала в личку, как она рада, что я больше с ними не работаю. Там я уже дал себе волю, выпустил пар, мы с ней хорошенько друг друга послали.

А потом я узнал, что на этом она не остановилась и среди бывших сотрудников, которых я считал друзьями и адекватными людьми, продолжила распускать обо мне грязные слухи. Отношения с ними у меня заметно испортились. Это был 2009 год, но осадок остался до сих пор.
Евгений
Ее любовник сказал мне: она же женщина!
Я работал в одном ивент-агентстве. Зарплата небольшая, но у меня не было опыта работы, и шел я туда за ним. Вообще тогда сразу два разных агентства отказали мне с одинаковой формулировкой: у нас начальница женщина, ей нужны девочки. Мальчиками она не знает, как управлять. Даже не давали мне тестовых и не смотрели резюме. Вот такой сексизм.

В агентстве начальницей тоже была женщина. На тот момент мы работали вместе уже полгода, и однажды на должность менеджера она устроила своего любовника. В скором времени он подошел ко мне и сказал: «Жень, начальница очень нервничает, ей тяжело найти к тебе подход, она не знает, как с тобой справляться. Она же женщина, ты можешь быть с ней полояльней?» Я удивился, ведь женщина она для него, а для меня — начальник.

Прошло пару недель, и начальница вызвала меня на разговор: сказала, что работать со мной комфортно, но управлять мной невозможно, я не офисный работник. И предложила разойтись.

Разошлись мирно. Ни о чем не жалею — я приходил туда за опытом, и я его получил. О личности и одиозном характере этой женщины ходили легенды. Все давали мне на этой работе максимум месяц-два, но я продержался полгода. Но и сейчас не знаю, кто с ней может нормально работать.
В трудовые заглядывала
Алина Шубская
Made on
Tilda