Золушка на пуантах:
Елена Филипьева о балете,
публике и любви
Ее история — воплощенная сказка про Золушку. Только героине помогают не добрая фея с волшебной палочкой, а талант и трудолюбие. Именно так девочка из маленького городка, ничего не знавшая о балете, стала примой главного театра страны — Национальной оперы Украины. Елена Филипьева рассказала Уикенду о том, как прошла путь от кружка народных танцев до лучших сцен мира, и о тех поворотных моментах, которые изменили ее жизнь.
Елена Филипьева
— В 10 лет я, девочка из маленького городка Днепрорудное в Запорожской области, приехала в столицу — поступать в Киевское хореографическое училище. Город поразил размерами, впервые в жизни я увидела метро. Это был год Олимпиады, так что Киев прихорашивался и сиял. Родителям как-то удалось поселиться в одну из переполненных гостиниц.

Экзамен проходил в несколько туров. Оценивали физические данные, участницы проходили медосмотр. Проверяли и сердце, и легкие, и общее состояние здоровья, ведь физические нагрузки в балете огромные. В третьем туре нужно было показать какой-то танец. В Днепрорудном я занималась народными танцами в местном Дворце культуры, поэтому решила показать гопак. Вообще ехать в Киев уговорил меня и родителей руководитель танцевального кружка. Он уверял маму с папой, что я очень талантливая.

Я сдала экзамены, и мы уехали домой. А в конце лета пришло сообщение, что меня приняли. Снова поехали в Киев. Училась и жила в интернате. Поселили нас, десятерых девчонок из разных городов, в одну комнату и назначили воспитательницу, которая нас опекала. Занимались в балетных и обычных классах, ели в столовой и делали уроки на продленке. Конечно, было очень трудно. Внизу у дежурной стоял телефон, мы могли поговорить с родителями. В первое время папа приезжал проведать чуть ли не каждую неделю. Я плакала, скучала и хотела домой. Но когда мама предлагала забрать, отказывалась.
— Родители у меня были спортсменами, преподавали в техникуме и школе. Папу часто отправляли на курсы повышения квалификации в Киев. Он водил нас с девчонками в цирк, на прогулки в парк. Материально тоже было непросто: за интернат родители платили 56 рублей в месяц. Тогда это была половина маминой зарплаты. Но они все равно старались хотя бы 10 рублей в месяц прислать мне на расходы. Еда из столовой нам, детям, конечно, не нравилась, зато постоянно хотелось всяких вкусностей из магазина.

После окончания училища проводилось распределение, когда выпускников распределяли по разным театрам. Могли отправить в Днепр, Херсон, другие города страны. Меня распределили в Харьков, но педагоги предупредили, чтобы я не соглашалась. Театр оперы и балета помог мне остаться в столице. У театра есть несколько квартир в городе для иногородних сотрудников. Одна из них, четырехкомнатная небольшой площади, находилась возле вокзала. В одной из комнат меня и поселили.

Альвина Кальченко, моя преподавательница, очень заботилась обо мне. Так что время от времени я жила у нее на улице Репина (сейчас — Терещенковская) возле театра, а потом в семье ее дочери. Свое жилье у меня появилось, когда я стала народной артисткой, и мне выдали ордер на квартиру в доме напротив Владимирского рынка. Но этот дом до сих пор так и не построен. Помогла мне народная артистка Светлана Добронравова. Она взяла меня за руку и повела на прием к городскому начальству. Мне пошли навстречу, поменяли ордер, и я наконец получила квартиру недалеко от вокзала, в которой до сих пор живу.
— Было несколько особенных поворотных моментов, событий, которые повернули мою жизнь. О них и расскажу. Еще на втором курсе в училище ставили спектакль, в котором мы, студенты, танцевали массовые сцены, а солистами были артисты театра. За несколько дней до спектакля заболела одна из балерин и мне предложили танцевать главную партию в паре с ведущим артистом театра.

А потом случилась «Жизель». Театр уехал на летние гастроли, часть группы осталась в Киеве. Танцевать в спектакле должна была приглашенная балерина. Я в это время готовилась к выпускному концерту в училище. Но педагог верил в меня и предложил главному балетмейстеру Виктору Литвинову мою кандидатуру. Никаких сомнений я не испытывала, сразу сказала: «Да, я буду!»

Студенткой я часто ходила на спектакли, у меня хорошая зрительная память, поэтому быстро выучила партию. В принципе я с ролью справилась. Жизель — юная и наивная девочка, так что легко было ее сыграть. Были сомнения по сцене с сумасшествием, но педагог постаралась объяснить, какой может быть боль.
— Я часто участвовала в правительственных концертах, тогда это было очень почетно. От Министерства культуры ездили за границу, представлять страну. В 22 года я стала заслуженной артисткой Украины. А через год мне дали звание народной артистки. И это стало настоящим потрясением. Тогда главным стало не зазнаться, не просто удержать заданную планку, а продолжать шагать вверх по ступеням этой лестницы. Важно было доказать, что я заслужила это звание, а не получила его авансом.

Следующей неожиданностью стало участие в конкурсе Майи Плисецкой. Мой одноклассник тогда работал в Москве. Он искал партнершу для конкурса. Позвали меня, а педагог моего одноклассника, Александр Прокофьев, предложил: «Лена, может, тоже поучаствуешь?»

В общем, уговорили меня, Прокофьев помог оформить и подать документы. Попасть на конкурс «Майя», получить на нем «золото», увидеть Майю Михайловну, выступить на гала-концертах в Москве и Париже, встретить Пьера Кардена, гулять по Елисейским полям! О таком я даже мечтать не могла. Это стало переворотом в моей карьере. Плисецкая рассказывала обо мне журналистам, рекомендовала организаторам гастролей, приглашала выступать. Я попала в звездную колею, где рядом со мной танцевали Фарух Рузиматов, Патрик Дюпон и другие выдающиеся артисты.
На фото Елена Филипьева вместе с Майей Плисецкой, Патриком Дюпоном, Фарухом Рузиматовым
Семья Елены Филипьевой
— Следующим поворотным моментом стало рождение дочери Лизы. Родив, я стала другой: изменилось не только тело, я стала по-другому смотреть на жизнь и переживать спектакли. Помогала мама. Она приехала в Киев, чтобы я могла быстро восстановиться и снова выйти на сцену. Когда Лизе было два месяца, я уже танцевала «Кармен».

Вообще тогда артисты старались потанцевать по максимуму, потом уж родить. Сейчас молодежь делает наоборот — они рожают, а потом танцуют. Не знаю, как правильно, но смотрела на танцовщиков, у которых не было детей, они остались одни, и мне такого не хотелось. Я безумно люблю балет, но очень хотела отдать частичку себя своему ребенку.

Я очень долго была одна. Нет, поклонники были, мужского внимания хватало, но не встречался мой человек. А сейчас я счастлива. Мы с мужем, Виталием Нетруненко, вместе уже семь лет. Когда объявили о свадьбе, многие не верили в наше будущее, ведь супруг моложе меня. Но с Виталием я наконец почувствовала заботу. Я была матерью-одиночкой, привыкла рассчитывать только на себя. Сейчас все иначе, меня опекают и оберегают. Причем с каждым годом мы все ближе друг к другу.

Думаю, это продлило мою танцевальную карьеру и дало вдохновение. Конечно, никто не может танцевать в 50 лет так, как в 25. Но мы находим такие партии, в которых я буду выглядеть хорошо и достойно, не ниже своего уровня. Например, вдова в «Цезаре» выходит буквально на три минуты, но это очень яркая роль. Еще преподаю в театре — учу солисток, веду кордебалетные репетиции.
— Интересно видеть, что с одной стороны балет остается вечной классикой, с другой — определенные изменения все-таки происходят. Например, стали высоко поднимать ноги, меняются вращения. Посмотрите записи старых балетов — разве были тогда балерины такими худышками? Но какие интересные вещи делали! А партнеры? Как легко они поднимали партнерш на одной руке! В любую классику каждый из нас привносит свое толкование: у того же Черного лебедя задача остается одной и той же — обольстить, обмануть, убежать. Но не обязательно всегда танцевать героиню коварной, страшной и злой. Ее можно сделать, например, обольстительной.

Да и публика меняется — приятно видеть, насколько больше молодежи приходит в театр. Такие изменения радуют. Еще лет десять назад основная часть зрителей состояла из иностранцев и киевлян старшего поколения. Всегда интересно наблюдать за реакцией публики: кто-то искренне хлопает, кто-то равнодушен. Если бы зрители хоть раз спросили у артистов, что для них театр и сцена, от каждого услышали бы ответ: «Это аплодисменты». Аплодисменты для артистов — не просто поощрение их труда, для них это главная ценность.

Как-то я ехала на работу в такси, разговорились с водителем. Он оказался бывшим военным и признался, что никогда не был в Национальной опере. И я пригласила его на спектакль. Выпросила у администратора два пригласительных. Когда вышла после спектакля, они с женой с цветами ждали меня у служебного входа. Это был лучший подарок, какой только может быть после спектакля.
Справка
Елена Филипьева — прима-балерина Национальной оперы Украины имени Тараса Шевченко, педагог, постановщица, хореограф. Самая молодая народная артистка страны, получила звание в 23 года. Награждена золотой медалью Международного конкурса артистов балета «Майя», по приглашению Майи Плисецкой гастролировала с труппой Гедиминаса Таранды «Имперский балет».
С примой пообщалась
Светлана Максимец
Made on
Tilda