Феномен Меладзе: почему звезды прошлых десятилетий собирают полные залы
В ноябре соцсети киевских миллениалов выглядели так, как могли бы выглядеть 20 лет назад. В ленте проносились видео, посты и фотографии с концертов Валерия Меладзе и Любови Успенской, которые выступили в украинской столице. Некоторые даже махнули в Минск на концерт Аллы Пугачевой.

Мы поговорили с посетителями этих концертов, организатором ретро-вечеринок и журналисткой, исследующей грани человеческих вкусов и предпочтений, чтобы узнать — что за феномен собирает полные залы на кумиров двадцати- и тридцатилетней давности и только ли одной ностальгией его можно объяснить?
Виктор Янкаускас
Директор по коммуникациям в театре PostPlay, синефил. Ездил на концерт Аллы Пугачевой в Минск
«Пусть остается в зале тот, кто верит, верит и влюблен»

Мое увлечение творчеством и образом Аллы Борисовны Пугачевой еще в детстве стало поводом для шуток со стороны родителей и друзей. «Позови меня с собой» стала первой песней, которую я знал наизусть, а сборник песен Аллы Пугачевой стал первой купленной кассетой. По разным причинам родители не привили мне вкус ни к какой музыке, поэтому Алла Борисовна, в силу завершенности и яркости образа, стала первым и очевидным кандидатом на мою любовь.

Но история детской музыкальной любви получила развитие уже в юношестве. В 2006 году, на первом курсе института, когда в общежитии у меня впервые появился скоростной (по сравнению с домашним dial-up) интернет, я выкачал сборник неформатных песен Аллы Пугачевой, преимущественно из 80-ых. И влюбился заново, по-настоящему в эту вокальную мощь и искренность, пронизывающую насквозь. Оказалось, что Алла Борисовна Пугачева — это намного больше, чем песня про «мои ножки» и «кафешку».
Находясь под грандиозным впечатлением от своего открытия, я попал на последний традиционный сольный концерт Аллы Пугачевой в Киеве, в ноябре 2006-го. Наслаждался новыми и старыми песнями, сценической работой артистки, подарил цветы и открытку со стихами, а в ответ получил поцелуй и объятия.

Прошло почти 13 лет, и когда узнал о грядущем сольном концерте в Минске, не сомневался ни секунды — купил билеты на концерт и на самолет. Да, мне не очень близки ее новые песни, они еще дальше от того, за что я полюбил эту женщину. Да и старые песни слушаю сейчас не так часто, хотя все так же люблю. Но личность Пугачевой, такая понятная и непонятая одновременно — это то, что сшивает времена и целые пласты музыки.
Моя сокровенная мечта — попасть на стадионный концерт Аллы Пугачевой в восьмидесятые. Этой мечте не суждено сбыться. Но когда на минском концерте я услышал вступительные аккорды песни «Женщина, которая поет», я начал плакать. И не прекратил до самого окончания концерта. Ведь моя мечта стала на шажочек ближе.

«Я вам спою еще на бис
Не песнь свою, а жизнь свою.
Нельзя вернуть любовь и жизнь,
Но я — артист, я повторю».
Анастасия Приходько
Золотоискатель. Ходила на концерт Меладзе и сделала татуировку с фразой из его песни.
Когда делаешь первую татуировку, то стараешься вложить в нее весь смысл вселенной, а когда дело доходит до второй, твой взгляд случайно останавливается на вафле и решаешь делать именно ее. А эта татуировка уже была седьмой по счету, поэтому сами понимаете.
Как-то летом слушала песню «Красиво» десять раз на повторе и поняла, что фраза «Красиво я вошла в твою грешную жизнь» (предпочитаю петь от первого лица), хорошо подходит к моему образу жизни. И понятно, что это ситуативное желание сразу сопровождалось звонком тату-мастеру. К счастью, он просто неоднозначно посмотрел на меня и сделал. После того, как вышла от него, подумала: «Ох, это же на всю жизнь, теперь придется всегда красиво заходить в грешную жизнь и уходить из нее. Нестабильная стабильность».

По моему мнению, Константин Меладзе — лучший сонграйтер и лирик, поэтому можно забиться всеми строчками из всех его песен, и каждая будет про меня. Но пока выбрала только эту, хотя думаю до «тропикана-женщина, горяча и бешена» на моем теле осталось еще совсем немного.
Когда делала тату, то понимала, что это just for fun. Но чем меньше оставалось времени до концерта Валерия Меладзе в Киеве, тем больше понимала, что хочу показать ему ее.
Написала пост в фейсбуке, можно ли получить пожизненную аккредитацию на его концерты. И как показывает опыт — можно. Повезло, что у меня в друзьях оказалась Марта Останкова, которая оставила комментарий «ближе к концерту напишите мне». Благодаря ей я попала и на концерт, и сфотографировалась с Валерием и Константином. Правда, не знаю, что им больше понравилось: моя татуировка или мои имя и фамилия. Но я им пообещала, что не буду петь.

Песни Валерия Меладзе никогда не утратят свою актуальность, и он будет продолжать собирать залы. Почему? К примеру, песня «Красиво» была выпущена в 1999 году, а в зале только около 70% девушек были этого года рождения. И казалось бы: откуда они ее могли знать? Значит, вопрос не в ностальгии.
Анна Давиденко
PR проекта «Жизнелюб». Веселилась на концерте Любови Успенской так, как не веселилась на Sziget
Для меня музыка Успенской — это guilty pleasure. Это то, что ты не можешь объяснить. Но точно не просто фан и не ностальгия. Просто любой домашний девичник с шампанским обязательно закончится «Кабриолетом».

Причем в наушниках я никогда не слушаю ее музыку. Успенская — это определенное настроение. Мне кажется, что много артистов русской эстрады того времени пели о каких-то фундаментальных вещах, потому все ее тексты очень настоящие.
Зрители, присутствовавшие на концерте, — это скорее представители поколения Успенской. Если молодежь и была, то только в компании родителей. Но для Успенской аудитория 25+ тоже достаточно молодая.

Когда мы вышли из концерта с другом, он сказал: «Мы так танцевали и веселились, как не веселились на последнем нашем фестивале Sziget (крупнейший европейский музыкальный фестиваль — ред.)». И действительно. Я получила от этого концерта все, что хотела.
Евгений Черный
соорганизатор проекта вечеринок с музыкой 1990-х-2000-х «Донышко в руках»
Ностальгия — одно из самых сильных и теплых чувств человека. Взрослые люди переносятся в детство, юношество, школьные годы, где им было комфортно, они не думали о чем-то сложном. И хоть 90-е были сомнительным временем в плане стабильности и достатка, наши родители создавали такое ощущение, что мы ни в чем не нуждаемся. Потому музыку и фильмы того времени мы связываем с этим чувством.
Успенская, Меладзе, Пугачева — они тогда просто звучали отовсюду. Это запомнилось, и сейчас их музыка переносит нас в детство.

Но не только в ностальгии дело. Большую роль сыграли и тренды. Сейчас в одежде, клипах, стиле возвращается мода от восьмидесятых до нулевых. Когда мы только начинали наш проект «Донышко», подобных было очень мало. Сейчас же подобные вечеринки просто повсеместно. Этот тренд повлек за собой ностальгические вечеринки, потому музыка тех времен снова стала актуальной сегодня.
Таня Микитенко
блогерка, журналістка, авторка та ведуча передачі «Рагулі». Ходила на концерти Меладзе та Успенської досліджувати настрої
Пояснень феномену Меладзе декілька. По-перше, він пише так, що жінки знаходять історії про себе в його піснях — чи то як умовні тропікани, чи як ті, у кого болісний розрив. Вони з легкістю знаходять в піснях романтизовану версію свої почуттів, і тому їм заходить. У нього є гвардія накопичених за ці роки прихильниць і ще якийсь час буде. Крім того, мені здалося, старі пісні його краще заходять, ніж нові. Нового я його нічого не знаю, а «стошуговнозада» (пісня «Сто шагов назад» — ред.) забути важко.

По-друге — просто «спадковість». Мама слухала, і я слухаю. На концерті було багато жінок з мамами, це як спільний знаменник, причому молодшим необов'язково має «заходити», але їм хочеться провести час, зробивши приємно мамі. Наприклад, такою була б і моя мотивація.

По-третє, молодь взагалі циклічно ставиться до музики, слухають те, що слухали 20, 40 років тому. Причому по всьому світу. Ми в молодіжних клубах Парижа знали всі пісні, бо той же репертуар, що у нас був 20+ років тому. В Україні те саме. Зараз слухають старого Скрябіна зразка 90-х. В Івано-Франківську юний гітарист грав репертуар «Кіно». Звідки воно у Франику — неясно, але якось передається по своїм каналам.

Так що причин взагалі безліч. Хтось по приколу, хтось, як я, досліджував настрої.
Знайти собі замінник Меладзе — це труд. У нас мало хто таке дає цю «любов-морков» у таких обсягах, як Меладзе. Ну Винник, а хто ще? Всі інші не тягнуть.

Англійська мова, наприклад, не заходить через незнання і, відповідно, нездатність помістити себе в той контекст. А український ринок якщо і продукує подібне, то або не такими маштабами, або маркетинг продукту слабший, тож будуть слухати Меладзе, поки нового ідола не засунуть під носа.
Звичайно, цей феномен має вплив на українську культуру. Розвиток культури завжди у взаємодії, а вона породжується тими гравцями, які присутні на ринку так чи інакше. Кожен продукт формує і відповідно може диктувати запит на подібне. Я не бачу нічого поганого в самих концертах як явищі. Головне, щоб ринок продукував величезну кількість варіантів, і тоді споживач вирішуватиме якісніше.

А особисто мене на останньому концерті Меладзе розчарував: ніякої динаміки, одна поза та відеокліпи на фоні. Це демонстрація того, як він ставиться до своєї аудиторії, пропонуючи прісний пиріжок, таку собі youtube-вечірку, тільки ще униліший варіант. Потік потоком, але шоу можна робити і кращим.

Успенська старалася набагато більше і для розваги своєї аудиторії зробила більше — там були і роми, і дуети, і просто сексі чоловіки, і ботфорти, і класика, і пісні різними мовами. Вона реально створила людям феєрверк, на який ті прийшли подивитися і посвяткувати.

Хоча багатьох у натовпі я виокремлювала з отим типовим напруженим виразом обличчя «зараз я буду веселитися», наче обов'язок йдуть виконувати, а не розслаблятися. І, думаю, їх розслабило.

Люди хочуть свята з тими, кого знають і чиї пісні люблять, тому і ходять. Ну а ще тому, що хтось подарував квитки, чи по приколу, чи щоб викласти про це статус в соцмережах, чи з безлічі інших причин. Мені було цікаво за цим спостерігати.
Феномен Меладзе изучала
Алина Шубская
Made on
Tilda