От фан-клуба до Евровидения: как работает продюсерка Яна Прядко
Как подружиться с артистами, поехать на Евровидение и остановить поезд ради музыки? Нужно ли занести мешок денег на радио, чтобы песня попала в ротацию? В чем изменился украинский шоу-бизнес и кто стоит за хитами из интернета? Яна Прядко, которая прошла долгий путь от школьницы, увлеченной «Территорией А», до создательницы агентства Master Management, рассказывает Уикенду о секретах музыкального рынка.
— Я родом из Днепра, с детства занималась музыкой, танцами, ходила в актерский кружок. В детском саду у всех была одна роль в утренниках, а у меня — две-три. В школе тоже постоянно участвовала во всяких массовых мероприятиях, гастролировала по стране с хором и танцевальным коллективом.

Часто люди попадают в шоу-бизнес, используя семейные связи. У меня никаких связей не было, помог детский энтузиазм. Тогда на всю страну гремела «Территория А», в разных городах создавались фан-клубы артистов. На большом концерте в нашем городе я попала за кулисы, поговорила с Анжеликой Рудницкой. Предложила создать объединение поклонников украинской эстрады. Анжелика объявила, что в ближайшее воскресенье пройдет такая встреча и пригласила прийти всех желающих. С этого все и началось.

На встречу у служебного входа Дворца спорта пришло человек сто. Люди были абсолютно разные: кто-то любил ВВ, а кто-то Скрябина, кому-то нравился Юрко Юрченко, а кому-то — Виктор Павлик. Мы поняли, что вместе сможем многое. Буквально за месяц я нашла помещение для клуба, мы приглашали на встречи артистов. Нам говорили, что фан-клубы есть во многих городах, но такого движа, как у нас, нет нигде.

Я договорилась с несколькими редакциями в городе, и мы готовили им материалы об артистах как внештатные журналисты. Через несколько месяцев запустили свою программу на радио. К нам обращались организаторы концертов, даже те, кто привозил зарубежных артистов, предлагали сотрудничать. Постепенно знакомства с артистами перерастали в дружеские отношения.

Еще одним знаковым моментом стал особенный концерт. Мы обратились с этой идеей в райисполком, потом в городской совет, а после даже в областной. Придумали пригласить на концерт детей-сирот, подростков из неблагополучных семей, и гарантировали, что артисты приедут и выступят бесплатно. Слушать нас не хотели — нам было по 15-16 лет. В облисполкоме какой-то чиновник спросил: «Допустим, мы дадим площадку, поставим свет, звук, но кого там вы можете привезти?»

Я за день обзвонила артистов, получила согласие и принесла этому дядечке из исполкома список из 20 имен. В итоге во Дворце спорта мы провели концерт, где выступили Женя Власова, Петя Черный, Лери Винн, Оксана Хожай, Оля Юнакова и другие. Артисты провели в городе целый день: сначала мы заехали в детские дома к детям помладше, а вечером уже состоялся концерт.
После этого концерта артисты, приезжая к нам в город, набирали меня и предлагали: «Давай что-то сделаем, могу к тебе на эфир прийти!». Заработала обратная связь. В моей жизни начались фестивали. Самыми знаковыми стали «Таврийские игры», где мы познакомились с Русланой. Месяц спустя она приехала в Днепр с концертом, а потом пригласила меня во Львов на Рождество. Это была моя первая поездка во Львов. Я увидела студию, офис Русланы, помогала в работе ее команде и познакомилась с местным фан-клубом. В следующий раз меня позвали на съемки. Потом я работала на съемках клипов и фильмов, помогала в туре. По нескольку месяцев жила во Львове, потом возвращалась в Днепр, чтобы успевать учиться.

Уже будучи студенткой университета, приехала в Киев на конференцию, написала Руслане, предложила встретиться. Меня позвали в ее студию на Оболони, и Руслана сказала:

— Мы готовим новый проект, о нем пока знают только три человека. Ты — четвертая. Он будет называться «Дикі танці». Ты готова переехать в Киев?

Я переехала, уже в июле состоялась презентация альбома, съемки клипа. Я полноценно участвовала во всех этапах работы. Осенью был тур на 40 городов. В университете я появлялась все реже, зимой был запланирован концерт, думала: вот после него поеду домой сдавать сессию и писать диплом. Тут нас позвали на важную встречу с представителями Первого Национального. И сообщили, что Руслана будет представлять Украину на Евровидении. Так мой диплом снова отложился, и мы начали подготовку к Евровидению.
Тогда я решила: сейчас быстро съездим на конкурс, а потом точно закончу диплом. Руслана победила на конкурсе. Телефоны звонили круглосуточно, не переставая. Иногда просто зависали, не в состоянии справиться с количеством сообщений. Интервью, эфиры, выступления шли одно за другим. Некогда было даже поспать: концерт заканчивается поздно, а в шесть утра уже нужно сидеть на гриме перед утренним телешоу. Выдержать такие нагрузки нереально: Руслана попала в реанимацию, я тоже лежала в больнице с переутомлением.

После этого непростого опыта я смогла создать свою компанию: ко мне обращались артисты, предлагали вместе поработать над какими-то проектами. В этом году агентству Master Management исполняется 13 лет. Конечно, за эти годы изменилось все. Недавно мы разбирали архивы, было интересно сравнить. Я писала в стратегии для Русланы, насколько важно заниматься сайтом, ведь за интернетом будущее, важно выпускать альбомы не только на кассетах, но и на дисках тоже. Руслана получала «золотые рингтоны» от мобильных операторов, тогда это было что-то необыкновенное, а сейчас никто особенно не пользуется.

За эти годы на рынке все перевернулось и не один раз. Помню, одному артисту мы писали, что необходимо зарегистрировать странички в фейсбуке и инстаграме. Некоторые артисты говорили: «Мне достаточно сайта». Нашли старую базу прессы — в ней куча газет и журналов, 80% из них уже не существуют. База контактов интернет-сайтов составляла одну страницу, в ней было около 20 контактов. Сейчас — порядка 500 позиций. Раньше один показ клипа в программе «Мелорама» равнялся ста показам на музыкальном канале, потому что «Мелораму» смотрела чуть ли не вся страна.
К сожалению, сейчас некоторые артисты отказываются признавать эти быстрые изменения и не готовы успевать за временем. Для меня важно работать с теми артистами, которых я понимаю. Основной критерий — мне не должно быть стыдно за то, что делает артист.

Работать с несколькими разными артистами — это своего рода вызов, мне интересно. Например, Alyosha была известна с песней-хитом «Снег», потом заняла хорошую позицию на Евровидении. Вернулась и будто исчезла. Мы встретились с ее директором и продюсером, обсудили ситуацию, создали стратегию, проработали пять лет. Мое правило — работать с одним артистом в одной нише. Если работаем с поп-певицей, то не будем одновременно работать с другой в той же нише. И сейчас у нас все разноплановые. Снова работаем с Русланой. Дима Коляденко — это певец и шоумен. Телеведущий Игорь Кондратюк — самодостаточный и интересный, своего рода глыба. С Соломией Ветвицкой работаем как с ведущей. С Евровидения сотрудничаем с Александром Рыбаком — самодостаточный артист, о котором нельзя сказать, что он с кем-то пересекается. Снова работаем с Александром Лещенко и балетом «Форсайт». Спустя полгода после победы в «Танцюють всі» Саша обратился ко мне. Я долго уговаривала продюсеров 1+1 пригласить Сашу, в итоге они с Аней Бессоновой победили в проекте. Потом был «Майданс» и еще одна победа.

Отдельно радует, что все эти артисты приходили сами, ни за кем бегать не приходилось. Наоборот, бывало, я мечтала поработать с кем-то, а спустя время этот человек сам ко мне обращался.

Еще один пример изменений рынка мы наблюдали после введения квот на радио и ТВ. Я много поездила по разным странам и всегда отмечала, что основу эфирного времени там занимают их собственная музыка и местные артисты. Так что введение квот стало огромным плюсом для нашей страны. Минусом стало то, что квоты привели к появлению в эфирах большого количества некачественного продукта. Подняли даже самый осевший на дно материал, а музыкальные редактора опасались, что уйдут рекламодатели. Сейчас все потихоньку выровнялось.
Есть мнение, что украинские артисты никогда не прорвутся на Запад. Тут многое зависит от целей самого артиста и других моментов. К примеру, есть Нина Матвиенко, которая выступает по всему миру, представляя Украину. И есть проект KAZKA, музыкантам которого удалось завоевать большую аудиторию. В этом году у них прошел тур по Европе. Да, это были выступления в клубах, но все равно круто. И таких примеров немало — и Hardkiss, и Pianoбой. Есть, за кого порадоваться.

Некоторые уверены, что можно стать успешными, используя только интернет как канал коммуникации и раскрутки. Тут свои нюансы — не вся интернет-аудитория платежеспособна, не каждый купит билеты на концерт за 20-40 долларов, имея возможность просто слушать музыканта в сети. Многие наивно верят — ведь выстрелили же «Грибы» или «Охрана, отмена!». Но сколько проектов пытались раскрутиться через интернет, а сколько «выстрелило»? Единицы. Это со стороны кажется, что случилась магия: видео появилось на ютубе, тут же стало вирусным, и на артиста обратили внимание СМИ. На самом деле на этот успех работала целая махина.

Если артист работает с командой, то у команды скорее всего есть прямая коммуникация с программными директорами радиостанций. Вот представьте: на мейл директора приходит письмо с темой «новая песня от Света Света». И что дальше? Письмо могут даже не открыть. Другое дело, когда письмо директору приходит от человека или компании, которые ему знакомы. Я сама порой звоню, прошу послушать песню или посоветовать, какая из двух песен больше подходит для запуска на радиостанциях.

На музыкальной конференции с прошлом году наблюдала, как артисты общались с программными директорами радиостанций. «Вам принести диск с песней?» — спросили артисты. Директор Хит ФМ Виталий Дроздов ответил, что у него уже лет пять как некуда вставлять диски. Он рассказал, что иногда артисты присылают ссылки, по которым песню можно прослушать, но нельзя ее скачать. Присылают ссылки на ютуб или просто песни в плохом качестве. В общем стараются максимально усложнить процесс. Если шлешь песню на радио — это должна быть качественная запись со всеми данными, а не файлик с подписью «трек номер два».

С другой стороны, бытует мнение: чтобы песня звучала в эфире, нужно принести на радио много денег. Это не так. Про хорошую песню никто не скажет, что она плохая. В той же истории с «Грибами»: сначала они стали популярными в интернете, а музыкальные каналы побаивались взять их музыку, не понимая, зайдет ли. Когда же спрос на «Грибы» стал очевидным, то телеканалы вынуждены были ставить их в эфир.

Бывает, думаешь: «Эта песня — бомба, она всех порвет!». Выпускаешь в эфир — и ничего. А бывает наоборот — выпускаешь песню как проходящую, не делая на нее ставку, а она выстреливает. Так было у нас с песней Козловского «Знаешь» на стихи Франко. Мы не делали особенных ставок на эту песню, а она стала флагманом в альбоме и вообще многое дала. Так что всегда нужно учитывать момент непредсказуемости.
Забавные истории из жизни продюсера
Это случилось во времена, когда еще нельзя было загрузить файл на файлообменник и отправить ссылку на телеканал. Руслана делала рождественский фильм, потом его перегоняли на профессиональную кассету Betacam для телевидения. Снимали во Львове, где находилась студия. Случился сбой, пришлось останавливать запись и начинать заново. В итоге мне нужно было успеть передать кассету последним поездом Львов- Киев, чтобы завтра фильм вышел на телевидении.

Я ждала на вокзале, когда из студии привезут кассету. Уже подали поезд на посадку, а человек с кассетой только выехал. Побежала на вокзал, стала просить задержать отправку поезда на пару минут. Там пошли навстречу: во Львове любят и уважают Руслану. Вернулась к поезду, мне говорят: больше ждать не можем, отправляемся! Хорошо, что когда-то дедушка показал мне стоп-краны под вагонами, о которых знают только железнодорожники. Понимала: если сделаю так, это даст задержку в 4-5 минут. Я сорвала стоп-кран и увидела, как человек с кассетой вбегает на перрон.

С Виталием Козловским возвращались с концерта в Донецке. Наша группа прошла контроль, а нас и еще одну постороннюю семью не пускают, отказывают в регистрации, хотя до ее окончания еще пять минут. Хотя мы приехали вовремя, вовремя встали на регистрацию.

Пока ищут начальство, я звоню команде и говорю: «Когда зайдете в самолет, не занимайте свои места, стойте», — так мы обеспечили себе фору во времени. Появилось начальство, обсудили ситуацию. В общем, подвозят нас к самолету, а там уже милиция прибыла по вызову стюардесс — готовились снимать с рейса наш балет, который отказался занимать свои места, пока нас не пропустят.
Понравилась статья? Поблагодари автора!
Шоу-бизнес изучала
Светлана Максимец
Made on
Tilda